Записи с темой: влад (список заголовков)
16:23 

Раду и Влад. Начало. Часть 2. (От Нэм и Рин)

Весна радовала теплым солнцем и мягким ветром. В отличии от Валахии земли султана не омывались ледяными ветрами, поэтому были живородящими и богатыми на урожаи. Годы, проведенные не на свободе, под руководством султанских начальников и наставников знатно изменили обоих румынских принцев. Удивительно, как осознание, что ты остаешься совсем один дает тебе невероятную стойкость и силу, продолжать идти вперед.
Влад и Раду в последний раз прошлой ночью обняли друг друга как братья. Отныне, им было суждено ссориться как кошке с собакой, не притворно показывая султану и всему двору, что больше любви между ними не осталось. Владу суждено будет возвратится и взойти на трон, а Раду остаться подле султана, соблазнив и укрепившись в статусе его любовника.
Старший никогда не спрашивал, а младший и не рассказывал, что в моменты принятия таких решений он все чаще думал о яде, или о веревке на своей шее. Не смотря на то, что он продолжит быть братом и верным подданным, груз предательства, даже еще не совершенного, давил на плечи молодого принца.
Было раннее утро. Тренировочная площадка за дворцом сверкала чистотой. Два наставника уже давно ждали братьев на тренировку. Мужчины были уже в возрасте, умудренные битвами и годами и более чем хорошо видели, что братьям не хватает друг друга, поэтому прикрывали глаза на их разговоры, часто ставя их в пару. В конце концов - не все люди звери.
По уговору ссору должен был начать Влад, тогда как младший еле сдерживал порыв убежать, только чтобы не видеть боль в зеленых глазах и не сорвать им все то, ради чего это было задумано.
Старший почти опоздал, пришел необычно поздно для себя, заставив ждать и наставника и вторую пару. Занятия всегда начинали одновременно, чтобы не мешать друг другу и не рассказывать одно и то же.
Молодой мужчина выглядел весьма недовольным, отчасти раздраженным и казалось, от его взгляда должна была засыхать трава на тренировочной площадке. Влад сбросил камзол, оставаясь в белой рубашке, коротко поприветствовал наставников и кинул быстрый взгляд на брата - с лица Красавчика хоть картину пиши, сейчас слезы потекут. В такие моменты Раду больше всего походил на мать: становился хрупким, словно хрустальный кубок, ранимым, как лань. Его хотелось оберегать и прятать - но не отпускать это сокровище, единственное родное существо.
Мужчина подчеркнуто небрежно перевел взгляд на брата, посмотрел холодным взглядом и выдавил из себя, сжав зубы.
- Я все знаю.
Наставники переглянулись, но промолчали. Старший редко разговаривал с кем-то кроме брата, только, если был вынужден.
Раду же вздрогнул, втянул по звериному голову в плечи и повернулся к брату.
- Я не очень понимаю. Что опять тебе твои любовницы нашептали ночью? - Он поставил одну руку на пояс - всегда так делал, когда хорохорился. - Ты до сих пор доверяешь сплетням? Как же ты взойдешь на престол? - На губах младшего заиграла лисья улыбка. Если у Влада зелень глаз напоминала благородный блеск изумрудов, Раду же обладал зеленцой другого оттенка, больше напоминающую весеннюю раннюю листву.
- Так что ты знаешь, брат? - Осознание своей невиновности позволяло добавлять интонации в голос, но не исключало из тона страх. Страх, который заметили даже два воина, переведя удивленный взгляд на 17-летнего парня.
- Как я взойду на престол? - Мужчина растянул губы в улыбке, в странной улыбке, не хорошей, от которой хотелось передернуть плечами, хотелось, как в раннее летнее утро, обхватить себя руками и быстро провести по плечам, согреваясь.
- Без твоего скромного участия. Мне нашептали не любовницы. Я слышал сам.
Мужчина даже не обернулся, подошел к наставнику и взял из короба свой меч, не удостаивая никого своим драгоценным вниманием, показывая, что сказал на сегодня достаточно. Достаточно, чтобы его поняли и слушающие, и младший. Начало положено, верные псы доложат об услышанном, владыка начнет рыть носом, ища предателя среди своих, того, кто посмел за его спиной предложить младшему, без его помощи, престол. Мало того, что прыжок через голову, так и в стране предатели, которые могут посметь и тявкнуть на его величие.
Начало положено. В стране начнется напряженное недоверие. Оно будет на руку младшему и как раз будет вовремя, к скорому отъезду старшего. Мужчина изогнул соболиную бровь и ухмыльнулся своим мыслям
- Мы теряем время. Начнем занятие
- О, ты наконец-то познал цену времени. Неужели. Мой старший брат вырос! - Раду издевательски ощерился, почти копируя улыбку брата и тут же себя одернул. Не будет больше этого идеала, ему нужно будет находить новые повадки, копировать других людей, учиться вилять и втираться. Сомнительное удовольствие.
- Ты не продержишься на троне и двух лет, Влад. Сам сведешь себя в могилу. - Он достал из ножен длинные стилеты, встав в стойку напротив наставника.
- Чего мы ждем, ну! - Руки парня слегка дрожали. Ему все время хотелось обернуться, увидеть в глазах старшего одобрение, или хотя бы кивок.
Воины, пожав плечами, принялись за тренировку, не щадя ни одного из братьев. В конце, как и всегда, их поставили в пару.
Чем отличается зверь от человека на охоте? Тем, что человек убивает не только ради еды, тем, что играет, выматывает добычу, не стесняется в средствах для достижении цели. А потом, на финальной стадии, может и потерять интерес.
Влад занимался с наставником крайне сдержанно, внимательно, сосредоточенно, впрочем, как и в каждую тренировку.
Специально ли наставники стравили братьев или у них не было выхода, отступать им обоим было нельзя.
Два брата стояли друг напротив друга. Было заметно, что Раду пришел в себя полностью, взял в руки самообладание и слез уже было не дождаться. Каким же красивым юношей он вырос, как хотелось любоваться этим лицом, яркой зеленью глаз, изогнутыми, словно в удивлении бровями, насмешливыми губами со вздернутыми вверх уголками. Его волосы растрепались от тренировки и парень глубоко часто дышал, на щеках был приятный для взгляда румянец.
"Ты всего лишь красивая кукла. Ты ничто." - Врезались в память слова одного из советников.
Мужчина прищурился и с места, не предупреждая, начал нападение. Тяжелый полуторник против двух тонких лезвий в по-женски узких руках Раду.
Мужчина процедил сквозь зубы, как выплюнул.
-...как баба.
Тем не менее нанося удар, давая защититься, на уровень груди, давая легко отбить удар кинжалами.
Что Влад умел всегда - так это бить словами. Даже Мурад уступал молодому Цепешу, ударяя поверхностно. Влад же рубил с плеча и сразу в душу.
Братья еще с детства ссорились из-за мелочей, особенно, когда старший был не сдержан на язык. Влад любил нападать. Открыто, ярко, красиво. Так, чтобы противник видел, чтобы успел предусмотреть защиту или увидеть шанс напасть.
Для Раду не было худшего оскорбления, чем сравнить его с женщиной. И старший это знал.
«Как баба.» Эти слова взорвались в голове, отразившись ярким гневом в глазах. Младший буквально кинулся на меч, совершенно забывая о блоках. Желание вырвать эти обидные слова из глотки старшего напугало даже Раду. В последний момент, от испуга замешкавшись, брюнет едва успел поднять лезвия, чтобы встретить удар и тут же с криком отлетел назад - с белого шелка, на изумрудную траву капали алые капли крови. Правая кисть болталась плетью.
- Bunu İçin ödeyeceğiniz* - Раду судорожно втянул воздух - огромные глаза наполнились слезами.
- Ты не брат мне больше. Знать тебя не желаю! - Младший, еле сдерживая рвущиеся рыдания, топнул ногой и вылетел с площадки.
Лучше и не придумаешь, султан обязан поверить.
___________________________
Bunu İçin ödeyeceğiniz- Ты заплатишь за это (Турецк.)
Идея и персонажи Ozarielle, текст Нэм и Рин

@темы: Румынские сказки, Раду, Влад

23:33 

Раду и Влад. Начало. От Нэм

Нэм Написала замечательную зарисовку, на тему юности Влада и Раду, предлагаю ее вашему вниманию! Я очень благодарен ей за это! ))))



Ноебре в далеком 1443 уже полноценно вступил в свои права. Золотая осень Валахии пала под копьями острых северных ветров, оставляя взгляду голые черные ветви деревьев и густой, шуршащий под ногами лиственный покров. Где-то глубоко в лесах, через которые они ехали, еще оставались усыпанные красными, уже сладкими, после первых морозов ягодами, кусты. Раду то и дело пытался сорвать веточки, свешиваясь с лошади, чем перекашивал седло и ставил под сомнение качество воспитания обоих господаревых сыновей.
- Хватит. Успокойся ты! – Влад зло дернул младшего за плечо, выравнивая перед собой и едва ли не замахиваясь, чтобы не отвесить брату подзатыльник. Как он не понимает! Отец ведь явно не просто так взял их собой. Не зря у него такой шальной взгляд и всю поездку хорошее настроение. Если бы Раду был чуть старше… Если бы.
Мерный цокот копыт о землю с каждым метром становился все невыносимее. Влад с тяжелым сердцем понимал, что дом он увидит не скоро, как и отца. Жизнь в принципе любила отнимать у него все самое ценное, и тринадцатилетний парень предполагал - что это была не последняя потеря.
Земли султаната приветствовали румынских чистородных золотой светлой листвой, ярким солнцем и безграничным голубым небом. Столь резкий контраст сломил даже Раду, который оставшуюся часть пути тихо надоедливо хныкал, жалуясь на уставшие ноги, на голод, на жажду и на Влада. Даже младший сын господаря чувствовал, что эта богатая страна не принесет ему радости.
Мурад II оказался обыкновенным человеком, со своими слабостями и сильными сторонами. Взяв в плен, а это по-другому нельзя было назвать, двух сыновей Валашского господаря, взамен помощи военной и ресурсной, он не собирался гнобить и унижать двух мальчиков. Им были предоставлены лучшие учителя, хорошие покои и полная свобода. В пределах султанского дворца.
Влад, сжимая до боли руку младшего брата со слезами на глазах смотрел вниз. С того момента как они оказались под крылом султаната прошло около года, и сейчас, там, внизу, оправляя одежду, собирался уезжать их отец. Уезжать, оставляя их одних тут.
Мужчина стоял к сыновьям спиной. Вот он заносит ногу в стремя, вот вскакивает на лошадь, поднимает руку, отдавая старт бешеной скачке домой. Вот кони срываются в галоп и… Он оборачивается. Лишь на миг, чтобы встретится взглядом со старшим сыном.
- Пойдем, Раду. Он нас продал.
И твердо сжав руку младшего, он повернулся к слугам, одаривая тех гневным изумрудным взглядом.
- Отведите нас, в наши покои!
Влад и Раду - братья по крови, но не по сути.
Сыновья рано умершей княгини Василисы Молдавской были не похожи друг на друга, как могут быть не похожи только два совершенно разных человека. Влад - с детства любивший проказы и шутки, был шумным, ярким, быстрым и злопамятным княженком. Когда маленький «изверг», как его за глаза называли слуги, гневался, от взгляда вздрагивали даже наставники. Однако, ранняя смерть матери и предательство отца сильно охолонило нрав старшего брата, превратив злопамятность в изворотливость и мстительность, а веселый нрав окрасило черным.
Раду же - был мягок, приветлив и тих. Младший взял все от матери. Характер, внешность, наследственность. Раду рос отзывчивым и мечтательным ребенком. В память о его матери, не смотря на строгий нрав отца, слуги потакали больше ему, чем его старшему брату.
Оба брата имели схожие интересы: охота, история, оружие, книги и искусство. И каждый брал из этих увлечений что-то свое.
Влад, познававший оружейное мастерство уже при дворе у султана вбирал в себя жесткость, стойкость и уверенность в себе, когда же Раду учился больше защищать себя, чем убивать других. Из одного рос прекрасный предводитель и воин, из другого идеальный помощник и шпион.
Мурад II не дожил бы до своих лет правления, если бы был дураком. И когда одному исполнилось пятнадцать, а второму 11, султаном было принято решение разлучить братьев. Слишком хороший тандем они начали представлять. Султан боялся заговоров и обезопасил себя в любом удобном случае.
Валахия находилась в тяжелом положении, и отцу Влада и Раду приходилось вертеться как угрю на углях - с одной стороны наступали к границам османы, с другой власть новой правящей семьи еще не на столько укрепилась, чтобы не рухнуть от легкого ветерка перемен. Господарь принял единственное, по его мнению, правильное решение - заключить союз с султанатом.
Заложниками этого союза и стали оба брата.
Будучи разлученными, они держались друг за друга сильнее собачьей хватки, изворачиваясь и находя способы общаться - оставляя записки в книгах в библиотеке, изобретая шифры и тайно встречаясь на прогулках и по ночам.
Если Влад, вскоре, стал любимцем дворцовых женщин, то Раду досталась участь не завиднее смерти. Взяв от матери утонченность и в какой то степени робость, Раду с возрастом только хорошел, но не мужал. И на красивого парня вскоре облизывалась вся султанская знать. Никакая пассивная или активная (а Влад многих успел побить только за косые взгляды на брата) помощь Влада не могла уберечь младшего от внимания султана.
Им бы обоим еще продержаться несколько лет и можно было бы уезжать домой, но нет.
Судьба отнимала у Влада и брата. Задним умом он понимал, что иметь в стану врага такого человека как родной брат - было слишком бесценно, но и терять Раду он не хотел.
Ночами обдумывая то, что они будут делать и как жить дальше, они разработали план, который обращал против Раду всю его страну, делая предателем. За оставшиеся полтора года до возвращения Влада на родину, из хрупкого и нежного юноши, Раду превратился в хитрого и хладнокровного лиса.
Когда старший садился на лошадь, он издевательски хохотал ему в спину, называя Валашским псом и смердом. И никто из свиты султана не смог бы догадаться, что глаза он щурит не от солнца и смеха, а от бессонной ночи в слезах.

Идея и персонажи Ozarielle, текст Нэм!

@темы: Румынские сказки, Раду, Влад

15:26 

*****

Владу здесь лет 16-17, и Раду около 12-13. Нарисовалось быстро. Влад защищает от чего -то брата, но есть вторая версия, может Раду нашкодил, и чтобы не огрести, прибежал жалиться. Выбирайте сами, кому что нравится больше)

@темы: Карандаш, Влад, Мулевочки, Раду, Румынские сказки

23:34 

Румынские сказки! Ночь тайн. История Маринеля. Часть 2

Солнце укрылось за горными вершинами, поросшими густым буковым лесом. Где-то чуть поодаль сверкало гибкое, стремительное тело реки. Капризный Арджеш то прыгал с камня на камень, то протискивался между валунами подобно сказочному змею.
Марин вытянулся на нагретых августовским солнцем камнях дозорной площадки. В орлином гнезде не выставляли часовых : мрачная слава хозяина этого места охраняла намного крепче мечей и копий. Конный не подберется к гордым стенам Поенари. Любой конь переломает ноги на крутых склонах. Пеший сгинет в лабиринтах коварных, богатых на осыпи и трещины тропок.
Юноша не до конца привык к своему новому дому и его секретам. Еще меньше привычки было к новым возможностям. Марин вспомнил, как впервые очнулся в холодных, выстланных дорогим мервским мрамором подвалах замка. Как вскинулся со своего ложа- широкого саркофага с низкими стенами. Дорогой восточный ковер, покрывавший камень, не мог впитать в себя весь холод. Тем не менее, Марин не мерз. Он недоуменно осмотрел свои руки – кожа приобрела тот молочный оттенок и нежность, за которым безуспешно гонялись красавицы. Ногти вытянулись и заострились, став похожими на острые сколы перламутра. Из всей одежды на нем остались лишь штаны, перепачканные бурыми пятнами подсохшей крови.
Марину смутно грезилась битва, лес, мотающий лохматыми ветвями, боль от раны и темнота. А потом какая-то иная боль. Словно в его теле не осталось ни одной целой косточки и жилки. Словно оно- старая тряпка в руках нерадивой прачки… И никакого следа от удара турецкой сабли не осталось. Глаза отказывались верить, но чуткие пальцы говорили именно об этом.
От загадок и размышлений молодого человека отвлекло чувство голода. Как никогда острое и ощутимое. Оно зудело у самого сердца, наполняло сознание серой мутью… Марин облизнул губы и почувствовал, как рот наполняется солью с привкусом меди…
- Я спас его от турецкой сабли, так он решил уморить себя голодом!- глубокий и звучный голос перекатывался волнами под сводами из дикого камня.
Тени расступились, как почтительная свита, и в подвал шагнул Влад. На господаре был простой охотничий наряд из темного бархата. Только недобро поблескивала у ворота брошь с рубином цвета голубиной крови.
Маринель попытался отдать церемониальный поклон и не удержался на ногах. Потемневшими от страха глазами Марин смотрел на господаря. А тот мягко подбирался все ближе. Не было слышно шума шагов и шуршания ткани. Страх придал Марину сил, чтобы вскинуться на ноги.
Влад одобрительно кивнул, глядя на то, как его подопечный пытается справиться с собой.
- Ты так и собирался всю ночь просидеть в подвале, наедине с незнанием и голодом? Не слишком хорошая компания… Запомни, таким как мы уморить себя голодом очень легко. Особенно в первые годы после перемены… Э, да ты скоро совсем свалишься, звереныш! Сокола сначала кормят, а потом натаскивают на добычу, иначе он ничего не поймает…
Голос Влада свивался в сознании Марина дымными кольцами, и сам он был легким и почти прозрачным как дым. Отступили куда-то массивные своды… Марину казалось, что его несет темный, холодный поток, от которого сердце покрывается коркой льда ,и высыхают все жилы.
Что- то темное и теплое упало ему на губы. Маринель облизнулся и понял, что ничего вкуснее есть ему не приходилось. Каждая новая капля наполняла его силой, звенела , пела и обещала сказочные чудеса.
Вдруг его чувствительно встряхнули.
- Будет с тебя! Кровь бессмертных как вино. Кружит голову, веселит сердце и уводит прочь от голода. Но сытости не дает.
С недовольным ворчанием Марин отпрянул и встретился глазами с Владом. Тот зализывал аккуратно надрезанное запястье. Мгновение, и под изумленным взглядом юноши края раны сошлись, явив безупречно чистую кожу без следа шрама.
- Но… почему? Кто я теперь?- в голосе неофита волнами плескался страх.
- Пойдем, охота подождет одну ночь, а тебе нужно многое узнать, Марин.
Влад мягко поманил за собой ученика. Маринель тряхнул головой, пытаясь избавится от ощущения ласкового, легкого касания где-то у самого сердца; и последовал за Владом.
В замковой библиотеке уже ждали растопленный камин, груда ярких подушек на восточный манер и ворох шкур. Маринель обнаружил там же дорогой и чуть великоватый костюм из атласа пурпурного цвета.
- Хватит щеголять лохмотьями! Это не пристало слуге господаря. В твоем нынешнем виде тебя и показать кому стыдно…
Влад добродушно ворчал и щурил зеленые глаза на огонь. Марину при взгляде на господина припомнился огромный черный кот. Очень опасный , несмотря на внешнюю ласковость.
Торопясь и путаясь в петлях Марин переодевался и слушал наставника. Влад говорил о том, что в разных землях их именуют по- разному : стригоями, бурколаками, вампирами, благородный язык латинян дал им прозвание носферату- не мертвые. В этом и суть. Старость не коснется того, кто прошел через перерождение, равно как старость, болезни и уродство. Цена же за силу и долгожительство простая- человеческая кровь и отказ от солнечного света.
Маринель зачарованно слушал, все ближе придвигаясь к Владу, чтобы не упустить ни единого слова. Он любил учиться, будучи человеком, с переменой сути тяга к учению не покинула его.
Невольно молодой вампир попытался ухватить своего наставника за запястье. Слишком ярко манило золотое тепло нечеловеческой крови.
И тут же оказался отброшен к стене. Сверху ошарашенного Маринеля приложил какой-то старинный кодекс в золотом окладе. А в лицо ему свирепо скалился Влад. Человечность сошла с него так, как сходит снег по весне.
Глаза светились двумя болотными огнями , острые длинные клыки больше не скрывала тонкая усмешка. Кожа истончилась и под ней проступили кости черепа.
-Запомни, мальчишка, я никому не добыча! Тем более, не своим слугам! Прочь с глаз моих! Чтобы до следующего заката я и следов твоих не видел.
Когтистая лапа больно хлестнула по щеке, оставляя глубокие борозды.
Какое-то время Маринель недоуменно оглядывал опустевшую библиотеку. Затем аккуратно положил на низкий столик тяжелый том и поплелся в крипту. От чего-то на душе было тепло. Хоть господарский гнев и обдавал затылок тяжелых дыханием матерого зверя.
Автор персонажей и идеи- Ozarielle. Автор текста- Хильд.
20-21.04.2014

@темы: Румынские сказки, Марин, Влад, Текст

Грезы ночного неба

главная